Глава 2. Очерки истории философии. 4 глава


пристрастиями и предубеждениями.


Согласно Канту, долженствование специфичным образом характеризу-


ет человека как свободное существо и общество как итог взаимодейст-


вия человечьих индивидов. К природе, по Канту, понятие долженствования


не применимо. Потому, исходя из убеждений Канта, прогресс населения земли не-


мыслим без понимания противоположности подабающего сущему (тому, что су-


ществует в текущее время), без Глава 2. Очерки истории философии. 4 глава их противопоставления, без преодоления


противоположности меж ними.


Гегель в собственном осознании прогресса населения земли исходит из представ-


ления об имманентном, обусловленном “абсолютной мыслью”, развитии, каж-


дая ступень которого логически вытекает из предшествующей ступени. Потому


Гегель развивает свое осознание долженствования, смысл которого состоит


в преодолении противоположности меж подабающим и сущим в процессе ста Глава 2. Очерки истории философии. 4 глава-


новления и развития социальной действительности. “Гегель, как следует, рас-


сматривает подабающее как обусловленное процессом развития реализацию




внутренне присущего процессу развития высшего начала, которое становится


результатом развития конкретно поэтому, что оно вначале... наличествовало в


этом процессе. С этой точки зрения то, что должно быть, уже есть, правда, не


как завершенное целое, как его становление Глава 2. Очерки истории философии. 4 глава. Тем вроде бы преодоле-


вается противоположность меж долженствованием и существованием, ибо


о должном уже нельзя сказать, что оно не есть и представляет собой только


априорное требование незапятнанного практического разума.


Категорический императив Канта – это определение подабающего как нрав-


ственного эталона, полное воплощение которого не достижимо. Но,


согласно Канту, хоть какое Глава 2. Очерки истории философии. 4 глава приближение к этому эталону может быть. Это означает,


что человек способен управляться в собственных поступках нравственным


законом, другими словами превращать этот закон в определяющий мотив собственного пове-


дения. И если какой-нибудь человек уклоняется от выполнения категорическо-


го императива, то причина этого – его личный произвол, а не происшествия,


которые не зависят Глава 2. Очерки истории философии. 4 глава от его сознания и воли. Без этого была бы невозможна


ответственность человека за свои поступки. Отсюда ясно, что Кант обосно-


вывает реальную возможность и даже необходимость перевоплощения сущест-


вующего в подабающее, потому что конкретные, независящие от сознания людей


механизмы развития создаются самими людьми.


Гегель продолжает доказывать осознание подабающего как осуществ Глава 2. Очерки истории философии. 4 глава-


ляющегося методом развития противоречий, независящих от сознания и воли


людей, хотя и сделанных их деятельностью. Это осознание подабающего стано-


вится у Гегеля неотъемлемым элементом теории развития человека и обще-


ства. Его теория развития носит телеологический нрав (телеология –


учение, согласно которому всякое развитие является воплощением заблаговременно


предопределенной цели). Гегель выступает против Глава 2. Очерки истории философии. 4 глава облегченного телеологи-


ческого истолкования природы, согласно которому виноградовая лоза произ-


растает, чтоб было из чего делать вино, а пробковый дуб – чтоб делать из


него пробки для затыкания бутылок с вином. Согласно его осознанию отно-


шение необходимости внутренне присуще процессу развития – безотноси-


тельно к тому, как этот процесс может быть применен человеком Глава 2. Очерки истории философии. 4 глава (либо не


применен вообщем).


Эта имманентная телеология толкует перевоплощение способности в дей-


ствительность как воплощение цели, заложенной сначала каждого про-


цесса развития. Но в действительности существует не одна, а несколько возможно-


стей. По Гегелю, реальностью становится определенная возможность –


настоящая, благодаря наличию соответственных критерий, также благодаря


деятельности, реализующей эту возможность. И Глава 2. Очерки истории философии. 4 глава так как идет речь о чело-


веческой – целеполагающей и целесообразной – деятельности, средством


которой осуществляется развитие, этот процесс характеризуется Гегелем как


становление подабающего.


Гегель, как и Кант, связывает понятие долженствования не с независи-


мой от человека природой, а конкретно с природой человека и общества. В этой


сфере, которая в отличие от наружной природы Глава 2. Очерки истории философии. 4 глава образует специфическую, че-




ловеческую действительность, “необходимость не существует сама по для себя, она


подразумевает свою противоположность – свободу как субстанциальное опре-


деление духа, необходимость содержится снутри свободы, порождается ею”.


И это не феномен: ведь происшествия только в той мере определяют людей, в


какой люди творят эти происшествия. Конкретные условия, определяющие


развитие общества, создаются самим обществом, людьми Глава 2. Очерки истории философии. 4 глава. Потому филосо-


фию Гегеля можно охарактеризовать как философию свободы: “Субстанци-


ей, сутью духа является свобода”; сама глобальная история “есть ни что


другое, как развитие понятия свободы”, а прогресс в истории есть прогресс “в


сознании свободы”.


Для предшественников Гегеля необходимость имеет значение непре-


неверной действительности. Чем больше человек углубляется в зание природы Глава 2. Очерки истории философии. 4 глава,


тем паче реальной и непреложной становится для его сознания властвую-


щая над природой необходимость. Свобода ничего не изменяет в необходи-


мости, не нарушает и не может нарушить ее поток. Для Гегеля свобода ста-


новится в развитии мира. Мир есть история духа, и в этой истории свободе


предстоит Глава 2. Очерки истории философии. 4 глава одержать победу над необходимостью. Свобода и необходимость


– это не разные стороны реальности, это быстрее ступени ее разви-


тия. Один и тот же дух лежит в базе как необходимости, так и свободы.


“Но этот дух в случае необходимости находится на низшей ступени собственного


развития. Это – ступень, когда разум не высится еще над занием бы Глава 2. Очерки истории философии. 4 глава-


тия конечного и единичного ... Настоящий генезис зания подразумевает


возвышение над необходимостью и переход от сферы необходимости в сфе-


ру свободы...”


Гегель выдвигает тезис: свобода – это воля. “Индивидум есть родовое су-


щество, которое как персонификация (лат. – олицетворение) населения земли


является воплощением субстанциального духа, но как конечное, смертное


существо оказывается преходящим его моментом. Так Глава 2. Очерки истории философии. 4 глава появляется коллизия


личной, эмпирической воли и воли всеобщей, субстанциальной. Эта


коллизия составляет существенное содержание истории населения земли, в процессе


которой эти противоположности претерпевают конфигурации и в конечном ито-


ге добиваются органического взаимопроникновения, что, но, не избавляет


начального противоречия”. Таким макаром, неувязка свободы непо-


средственно связывается у Гегеля с историей населения земли Глава 2. Очерки истории философии. 4 глава, понимаемой как


противоречивый, но вкупе с тем неостановимый прогресс, и благодаря это-


му становится историей прогрессирующего освобождения человека.


Кант, объявив свободу бесспорной противоположностью природе, не-


избежно был должен сделать вывод, что человек свободен только как


трансцендентальный субъект, другими словами свободен в меру собственной независимости


от эмпирического существования, на сто процентов подчиненного нужной


связи событий. Потому Глава 2. Очерки истории философии. 4 глава, по Канту, свобода вероятна только как независи-


мость от необходимости. Гегель, критикуя Канта, отмечает, что тот считал


природу подчиненной необходимости, а дух свободным. Это мнение, счи-


тает Гегель, фиксирует отношение, имеющееся в мире явлений, оно оши-




бочно противопоставляет свободу необходимости. Существует только одно


абсолютное – дух, свобода является его субстанцией Глава 2. Очерки истории философии. 4 глава, сутью. Следова-


тельно, свобода – это абсолютное, а необходимость – относительное; по другому


говоря, свобода первична, а необходимость вторична, производна. Задачка,


как следует, заключается в том, чтоб вывести из изначальной, абсолютной


свободы существование не свободных, а нужных реальностей: необхо-


димость должна появиться из свободы.


Так как тождество бытия и мышления есть отношение, предпола-


гающее наличие Глава 2. Очерки истории философии. 4 глава в мышлении его своей противоположности, другими словами


того, что не есть мышление, а конкретно – природа. Природа есть бытие “абсо-


лютной идеи”, но только наружное, отчужденное, несвободное существование


этой идеи. Природа в себе духовна, но присущий ей дух еще не понял


свою суть, свободу. Вот поэтому в природе властвует необходи-


мость. Иерархия Глава 2. Очерки истории философии. 4 глава природных явлений от механических процессов до жизни


рассматривается Гегелем как процесс поэтапного обнаружения духовности


природы, становление свободы.


Высшая ступень развития природных явлений – человек, который есть


возвышение необходимости до собственной внутренней сути – свободы. Сво-


бода, по Гегелю, – это основное определение природы человека. Но посколь-


ку человек поступает соответственно своим чувственным побуждениям, он


не свободен Глава 2. Очерки истории философии. 4 глава, а подчинен природе, необходимости. Таким макаром, человек, с


одной стороны, противоборствует природе, как “сверхприродное”, хорошее от


всего живого, существо, а с другой, – он все таки остается природным сущест-


вом.


Если у Канта двойственность людской природы обоснована тем,


что человек есть и эмпирический субъект, и “вещь внутри себя”, неподвластная


времени и месту, то Глава 2. Очерки истории философии. 4 глава в учении Гегеля надэмпирическую суть че-


ловека образует его принадлежность к людскому роду, другими словами социаль-


ная суть людского. У Канта противоположность меж чувствен-


ностью и сверхчувственным субъектом выступает как статическое состояние,


фиксируется в собственной по существу катастрофической непреодолимости, вследствие


чего нравственный закон, ну и сама свобода практически остаются только дол Глава 2. Очерки истории философии. 4 глава-


женствованием. У Гегеля противоположность меж человечьим индиви-


дом и обществом, населением земли преодолевается в процессе образования и


развития личности, и свобода осуществляется не только лишь средством дейст-


вий индивидума, да и снутри исторически определенного публичного со-


стояния.


Кант пробует решить делему свободы методом рассмотрения природы


отдельного человека. Гегель рассматривает делему свободы Глава 2. Очерки истории философии. 4 глава сначала


как делему публичного строя и вот поэтому трактует всемирную


историю как поступательное развитие свободы.


Но Гегель совсем не утверждает, что человек свободен непосредст-


венно. Свобода – это суть духа, но человек – не только лишь духовное, да и


телесное существо, подчиненное законам природы. Чтоб стать свободным,




нужно преодолеть свою природную ограниченность. Эта Глава 2. Очерки истории философии. 4 глава задачка не раз-


решима для отдельного людского существа хотя бы поэтому, что он


смертен; она разрешается населением земли, которое свободно от природной ог-


раниченности индивидума. Таким макаром, Гегель приходит к важному в


рамках собственной системы выводу: “людская суть исторически стано-


вится реальностью, развитие свободы – основная черта каж-


дой исторической эры”.


В Глава 2. Очерки истории философии. 4 глава рабовладельческом обществе раб не свободен вопреки собственной челове-


ческой природе. Но то, что делает его рабом, есть не следствие наружных об-


стоятельств, а следствие неразвитости его людской природы. Человек,


утверждает Гегель, становится рабом только поэтому, что он предпочитает сво-


боде жизнь, пусть и в рабском состоянии (тогда как некие индивиды Глава 2. Очерки истории философии. 4 глава, та-


кие, как Спартак, Эзоп и др. предпочитают свободу жизни, другими словами гибнут


ради свободы). По другому говоря, Гегель разъясняет несвободу человека в антич-


ном обществе и в восточных деспотиях, также в средневековье тем, что че-


ловек еще не узнал собственной сути, не понял себя как существо, которое


по природе собственной не Глава 2. Очерки истории философии. 4 глава может, не должно быть несвободным.


Идет речь не о личном неведении, когда одни люди не знают того,


что знают другие, другими словами не знают по собственной вине и вследствие этого терпят


вред. Гегель имеет в виду неведение историческое, беспристрастно обусловлен-


ное, которого еще не могло быть, – как не могло Глава 2. Очерки истории философии. 4 глава быть ядерной физики в


XVIII в. Такое неведение так же, как и познание, не может быть поставлено в


вину либо заслугу отдельным индивидумам. “С этой точки зрения раб, не по-


стигший собственной субстанциальной природы должен быть понят как продукт


определенной системы публичных отношений, а не просто как индивидум,


которому в отличие от Глава 2. Очерки истории философии. 4 глава других не хватает сознания собственной своей сущно-


сти.


Переходя к гегелевской концепции личности, можно утверждать, что


личность для Гегеля – “индивидуализированное бытие свободы”. Искания


Гегеля нацелены на поиски внутренней, нужной связи меж “я”


и социумом, форм их взаимодействия. Личность для Гегеля – это и более


адекватное выражение сути человека, его самосозидания; и историче-


ски-конкретное Глава 2. Очерки истории философии. 4 глава явление людского рода; и сохраняющаяся в конфигурациях


неповторимость самосознательного существа.


Личность как самосозидание начинается со свободы и существует, пока


свободна. Свобода тут рассматривается сначала как саморазвитие, как


реализация внутренней необходимости. Нет другого конечного существова-


ния, в каком саморазвитие присутствовало бы настолько же много, как в лич-


ности. Тут Гегель Глава 2. Очерки истории философии. 4 глава ставит личность рядом с мировым разумом


и абсолютным духом. В его осознании свободы личности акцент делается не


на сознании, а на делании свободы. “Свободный человек есть круг его само-


стоятельных действий, реализующих его свою, внутреннюю необхо-


димость”.




В человеке Гегель различает индивидное, личное и личностное.


Человек вне публичных связей – только био индивидум. Индиви-


дуальность Глава 2. Очерки истории философии. 4 глава же – это общественная неповторимость в отличие от биологиче-


ской уникальности человека. Особенность формируется социальной


микросредой. Личность можно осознать лишь на базе исследования самодея-


тельности человека. Индивидное и личное предзаданы человеку


(1-ое – праотцами, 2-ое – социальной средой), личностью человек может


стать только сам. В становлении и развитии личности решающую роль игра-


ет Глава 2. Очерки истории философии. 4 глава, по убеждению Гегеля, не био природа человека, а самоактив-


ность, самотворчество, самоконтроль человека.


Личность творится персонально, неподражаемо во содействии с


обществом. При всем этом общество выступает для личности не средой ( как для


формирующейся особенности), а объектом и средством деятельности:


“Происшествия либо мотивы властвуют над человеком только в той мере, в


какой он сам позволяет Глава 2. Очерки истории философии. 4 глава им это”. Обновление, изменение социальной среды


никогда автоматом не ведет к обновлению человека, последнее всегда


просит самостоятельных “самопреобразовательных” усилий (там же). И ин-


дивидуальность, и личность не разъяснить без вербования понятия “субъек-


тивность”. Она понимается Гегелем как “спонтанность” (самообусловлен-


ность) движения и развития, но не как нечто полностью Глава 2. Очерки истории философии. 4 глава обратное


объективности”. Это, по Гегелю, есть активность либо деятельность по пре-


вращению 1-го бытия в другое (преобразование бытия) и итог этой


деятельности. Не приспособление к бытию, а его диалектическое отрицание,


преобразование – путь развития отдельной личности и прогресса в истории.


Отсюда вытекает, что деятельность – это субстанция человека; “Осознать


деятельность как субстанцию – означает, осознать человека как Глава 2. Очерки истории философии. 4 глава целостное само-


развивающееся существо, в единстве всех его возможностей”. Это означает, да-


лее, осознать деятельность как родовую характеристику человека, отличаю-


щую его от животного, от природы вообщем. При этом главной характеристи-


кой деятельности выступает, по Гегелю, универсальность, в какой и про-


прогуливается точная граница меж жизнедеятельностью животного и деятельно Глава 2. Очерки истории философии. 4 глава-


стью человека; конкретно универсальность, способность к универсальной дея-


тельности выявляет в человеке его внеприродность.


Итак, личность есть бытие-в-деятельности. С прекращением деятельно-


сти прекращает существовать и личность. Настоящая личность всегда не за-


вершена, это чувствуется ею как недочет, хотя это ее величайшее преиму-


щество перед всеми другими созданиями. Она Глава 2. Очерки истории философии. 4 глава пробует убрать этот не-


достаток деятельностью. Как личность уверует в свою совершенность


и завершенность – она конченная личность: “Когда это вышло, деятель-


ность и жизнедеятельность исчезают и настающая потом незаинтерисован-


ность есть духовная и физическая погибель”. Такового не происходит, когда ак-


тивность личности связана с интересами, которые нереально Глава 2. Очерки истории философии. 4 глава удовлетворить


стопроцентно, сколько бы она ни действовала, т. е. с интересами субстанциаль-


ными, существенными для развития личности и общества сразу.




Учение Гегеля о человеке есть учение о становлении человечности в че-


ловеческой особи, так как человек не рождается членом общества, а ста-


новится им в итоге личного и публичного развития Глава 2. Очерки истории философии. 4 глава. “По


природе человек не такой, – гласит Гегель, – каким он должен быть: только


благодаря процессу преобразования он доходит до правды”. Правда тут


понимается не просто как познание, правильное представление, как “пости-


жение и тем самоутверждение подлинно людской сути, ко-


торая сначало наличествует только “внутри себя”, т. е. ещё в неосуществлён-


ной форме, а только благодаря воспитанию Глава 2. Очерки истории философии. 4 глава и самодеятельности индивидума в


рамках установившегося в обществе стиля жизни становится поистине чело-


веческим бытием, суть которого образует свобода, как положительное, диа-


лектическое снятие произвола”.


Другой выдающийся германский философ Фейербах гласит о собственных со-


чинениях, что они все имеют одну цель, одну волю и идея, одну тему. “Эта


тема есть конкретно Глава 2. Очерки истории философии. 4 глава религия и теология и всё, что с ними связано”. Борьба с ре-


лигиозным миропониманием была основным делом всей жизни Фейербаха. Эта


борьба была следствием глубочайшего убеждения в том, что ничто не оказывает


настолько губительного деяния на его современников, ничто так не препятствует


людскому счастью, как вера в бога. “Вот почему Глава 2. Очерки истории философии. 4 глава моральной необходи-


мостью, священным долгом человека является полностью подчинить власти ра-


зума черную, бояшуюся света суть религии...”


Чтоб осознать такую направленность деятельности Фейербаха, следует


отметить, что в критериях сохранения феодальных пережитков в германских го-


сударствах тех пор религия оставалась доминирующей формой идеоло-


гии. Если философия завладевала разумами малозначительной прослойки Глава 2. Очерки истории философии. 4 глава интелли-


генции, то христианская религия имела универсальное воздействие. В центре


идейной борьбы против феодальных отношений стоял тогда вопрос о


размежевании слепой веры и зрячего разума. Философские теории, этические


учения, вся система образования, характеры и обычаи находились под воздействием


религии, закреплялись и охранялись ею. “Наши религиозные учения и обы-


чаи, – гласил Фейербах, – находятся в величайшем антагонизме Глава 2. Очерки истории философии. 4 глава с нашей со-


временной духовной и вещественной точкой зрения... Устранение этого про-


тиворечия есть нужное условие возрождения населения земли... Новое


время нуждается в новеньком мнении, в новых взорах на 1-ые элементы и


базы людского существования...”


Фейербах разошелся с гегелевской философией религии. У Гегеля есть


разные религии и философии не по Глава 2. Очерки истории философии. 4 глава содержанию, но по форме: та правда,


которая выражена в религии в форме чувственных образов, в философии вы-


ражается более правильно – в форме понятий. По другому говоря, философия вы-


ступает не антиподом религии но ее усовершенствованием. Напротив, для


Фейербаха само содержание религии несовместимо с разумом, воинственно


настоящему теоретическому мышлению. У Гегеля философия рационали Глава 2. Очерки истории философии. 4 глава-


зирует религию: у Фейербаха философия обязует к отказу от религии”.




Фейербах стремится выявить корешки христианской религии и религиоз-


ности вообщем. Он не опровергает резонов французских атеистов о связи религи-


озных верований с невежеством, но одной ссылки на невежество недостаточ-


но для разъяснения корней и роли религии. Отсутствие познаний, неспособность


осознать Глава 2. Очерки истории философии. 4 глава законы природы – только “отрицательная теоретическая причина либо,


по последней мере, предпосылка всех богов...” Для уяснения сущности дела её сле-


дует дополнить положительной предпосылкой, порождающей и воспроизводящей


религиозные верования в продолжение веков. Другими словами, “миф о


том, как бог сделал человека, должен быть заменен достоверным познанием о


том, как человек сделал бога”.


Разгадку веры, исходя Глава 2. Очерки истории философии. 4 глава из убеждений Фейербаха, следует находить в глубинах че-


ловеческой психики, следует осознать особенности психологического состояния


человека, нуждающегося в религиозных иллюзиях. Для этого нужно


зание природы человека в целом: “только антропология является ключом


к сокрытым тайникам религии”.


Основным различием атеизма Фейербаха от атеизма французских энцик-


лопедистов является перенесение центра масс при исследовании корней


религии Глава 2. Очерки истории философии. 4 глава с рациональной сферы в чувственную, выдвижение на фронтальный


план не рассудочных, а чувственных оснований веры в бога: “Чувство – вот


главное в религии”- считал Фейербах. Первопричина существования богов –


желание. Человек – это сначала не созерцающее мир, не познающее


существо, а существо, живущее в этом мире, удовлетворяющее свои потреб-


ности либо стремящееся их Глава 2. Очерки истории философии. 4 глава удовлетворить.


То, что называют “религиозным чувством”, в реальности имеет


производный нрав по отношению к другим эмоциям, и сначала к


чувству зависимости, которое и составляет базу, суть всякой религии.


Человек в протяжении всей истории ощущал свою ограниченность, ко-


нечность, слабость, бессилие по отношению к неподвластным ему си-


лам, которые определяют его способности Глава 2. Очерки истории философии. 4 глава и само его существование. Пер-


вое, по отношению к чему он чувствовал свою зависимость, – природа. Самосо-


хранение человека, его питание, его здоровье были не в его власти, а во вла-


сти природы, которая грозила ему, была полна неожиданностей, угроз


и в то же время щедрот.


Это чувство зависимости ошибочно сводить к чувству Глава 2. Очерки истории философии. 4 глава ужаса. Естественно,


ужас перед суровым явлением и связанная с ним неизвестность – неотъем-


лемый элемент чувства зависимости, но не единственный. Чувство зависимо-


сти содержит в себе также и надежду освобождения от угрозы, благодар-


ность, экстаз, преклонение. Это чувство подразумевает сознание не только лишь


реальной, да и воображаемой, надуманной зависимости. По Глава 2. Очерки истории философии. 4 глава другому говоря, чувство


зависимости универсально, оно соединяет воединыжды все стороны и цвета пережива-


ний, обусловивших религиозную веру. Предмет, являющийся источником за-


висимости, становится объектом религиозного почитания. И так как пер-


вый таковой предмет – природа, то она и становится первым объектом обоже-


ствления. В богов, властителей людской судьбы, преобразуются те Глава 2. Очерки истории философии. 4 глава силы,




от которых зависит жизнь и погибель, здоровье и болезнь, насыщение и голод.


А потому что зависимо от естественных и исторических критерий в различ-


ной среде и на различных шагах различные определенные силы и явления природы


оказывают господствующее воздействие на людские судьбы, то “не природа


вообщем, а природа данной страны составляет предмет Глава 2. Очерки истории философии. 4 глава религиозного почита-


ния, ибо только данной стране должен я собственной жизнью, своим существом”-


считал Фейербах.


Но чувство зависимости подразумевает наличие человечьих потребно-


стей, требующих собственного ублажения. При всем многообразии и изменчи-


вости человечьих потребностей их можно в конечном счете свести к одной:


к рвению к счастью, что бы под Глава 2. Очерки истории философии. 4 глава ним ни предполагалось. Чувство зави-


симости связано с тем, что может дать и отнять счастье, оно “есть выражение


рвения человека освободиться от бед, которые у него есть либо которых


он боится, и получить то добро, которое он вожделеет...” Конкретно из этого


рвения к недосягаемой цели появляется чувство зависимости, вопло-


щаемое в Глава 2. Очерки истории философии. 4 глава религиозной вере.


Когда нет средств и сил преодолеть нужду, удовлетворить свои потреб-


ности, на помощь приходит фантазия: бессилие находит утешение в иллю-


зии. Боги должны сделать то, чего не способен сделать сам человек. Недости-


жимое блаженство тут переносится в бескрайнее королевство воображения.


Отсюда та большущая роль, которую играет в каждой Глава 2. Очерки истории философии. 4 глава религии волшебство. В понятии


чуда сплетается воедино невежество, потребность, бессилие и воображение.


Волшебство есть отрицание законов природы, отрицание способности человеком


понять порядок вселенной. Совместно с тем вера в волшебство – это неверие в свои


силы, способности.


Из всех чудес самое расчудесное – бессмертие, загробная жизнь, которую


сулит религия. Ни в чем с таковой силой Глава 2. Очерки истории философии. 4 глава не испытывает человек свою ограни-


ченность, свое бессилие, как в сознании неизбежности погибели. И сложнее


всего ему примириться конкретно с этой неизбежностью. Вот почему из всех


религиозных иллюзий самая императивная – иллюзия бессмертия, воображаемое


преодоление конечности людского бытия. Вот почему, по мысли Фейер-


баха, “бессмертие обычно и с полным правом образует главную составную


часть Глава 2. Очерки истории философии. 4 глава религии и философии религии...” Фейербах стремится обосновать, что че-


ловек “не поэтому верует в бессмертие, что верует в бога, но он верует в бога по-


тому, что верует в бессмертие, так как без веры в бога нельзя доказать


веру в бессмертие”, в которое он так страстно желает веровать.


Фейербах рассматривает гносеологические корешки Глава 2. Очерки истории философии. 4 глава этого процесса: “Че-


ловек с помощью собственной возможности к абстракции извлекает из природы, из


реальности то, что подобно, равно в предметах, общее им, отделяет


это от предметов, друг дружке схожих либо имеющих схожую суть,


и превращает, в отличие от их, в качестве самостоятельного существа в их


суть”. Когда продукт Глава 2. Очерки истории философии. 4 глава абстракции, взятый из природы либо из


самого человека, преобразуется воображением в особенное, самостоятельное су-


щество, – это и есть гносеологический механизм образования идеи бога. Дух


glava-2-obshaya-harakteristika-upravlencheskih-dokumentov-kursovaya-rabota.html
glava-2-obshie-i-otlichitelnie-cherti-apellyacionnogo-i-kassacionnogo-proizvodstva-v-ugolovnom-processe-rf.html
glava-2-obshie-svedeniya-o-psihopatii.html