Глава 2. Очерки истории философии. 1 глава


Философия Старой Греции. До этого, чем приступить к характеристике


древнегреческой философии, следует показать её отличие от древневосточ-


ной философии.


1.
Восточная философия развивалась приемущественно в лоне рели-


гии. Древная философия сходу заняла по отношению к религии резко обо-


собленную позицию.


2.
Восточная философия тяготела, обычно, к морально-


этическому направлению, к назиданиям и наставлениям праведной жизни Глава 2. Очерки истории философии. 1 глава, ан-


тичная же – к рационалистическому разъяснению мира.


3.
Потому четкое, эмпирическое познание на Востоке развивается,


обычно, вне философских теорий; в старой Греции четкие науки не от-


делимы от философии, зарождаются и развиваются совместно с ней. Греческий


метод мышления соединяет высочайший уровень теоретичности с логико-


математической строгостью доказательств, ранешний греческий философ – од Глава 2. Очерки истории философии. 1 глава-


новременно и астролог, и математик, и физик.


4.
Основная соц функция научного познания на Востоке орга-


низационно-управленческая (воспитать послушливого и трудолюбивого члена


общества) либо технологическая (инженерные сооружения и изобретения).


Античность создавала такую систему познаний, которая не имела настолько утили-


тарного, прикладного значения.


5.
По другому говоря, наука на Востоке служила Глава 2. Очерки истории философии. 1 глава управленческой бюро-


кратии и носила организованный и коллективный нрав, тогда как в Евро-


пе наука была делом отдельных личностей.


6.
Восточный философ – это, обычно, жрец либо чиновный ре-


форматор, который уважительно комментирует либо подправляет собственных пред-


шественников. Греческий философ сознательно ставил собственной целью измене-


ние прошедших представлений о мире, другими Глава 2. Очерки истории философии. 1 глава словами был нацелен на добывание ново-


го познания.


7.
Если на Востоке большой философ выступал обычно как глаша-


тай самого бога, изречения его заучивались, как божественные откровения, а


сомнения в их истинности рассматривались как тяжкая ложь и преследова-


лись государством, то в Афинах не было такового философа, мысли которого


не Глава 2. Очерки истории философии. 1 глава выносились бы на трибунал общественной критики. Тут каждый философ созда-


вал свою свою концепцию мироздания, утверждая свои принципы в


жесткой полемике с предыдущими авторитетами. В демократическом


климате Афин свободный человек в первый раз получил возможность утверждать


себя в качестве личности не только лишь в публичной жизни, да и в духовной


сфере. Потому каждый мыслитель стремился Глава 2. Очерки истории философии. 1 глава высказать, доказать и от-


стоять только ему принадлежащие идеи.


История греческой философии начинается с Фалеса. Фалес был всесто-


ронне образованным человеком. Он известен как мудрейший советчик в государ-




ственных и военных делах, и как 1-ый геометр, и как 1-ый астролог, и


1-ый физик. Он был также метеорологом, путником, негоциантом и


поэтом Глава 2. Очерки истории философии. 1 глава. Но начальные его открытия принесли только практическую


выгоду. Определял ли он высоту пирамиды, предвещал ли солнечное затме-


ние, рекомендовал ли мореплавателям ориентироваться не по Большой, а по Малой Мед-


ведице – во всем этом видна упругость трезвого разума, который оказался в со-


стоянии применить для полезности дела эмпирические познания, скопленные в


Египте Глава 2. Очерки истории философии. 1 глава и Вавилоне. Тут мышление еще крепко стоит на почве чувственно-


го восприятия реальности и ограничивается им; тут оно преследует


только насущные земные цели. Но Фалес, как настоящий мудрец, стре-


мится понять конечные основания и предпосылки явлений.


Как устроен мир? Казалось, здесь не о чем мыслить. Со времен Гомера Глава 2. Очерки истории философии. 1 глава и Ге-


сиода всем было все понятно о мироздании. Но Фалеса не заинтересовывала ми-


фологическая картина мира, популярная всем, но непознанная. Его истязал дру-


гой вопрос: мир многообразен, нас окружает бессчетное огромное количество самых


разных явлений, все же этот мир не распадается и сохраняет един-


ство. Как следует, есть нечто, что Глава 2. Очерки истории философии. 1 глава связывает эти явления в единое целое,


то, из чего все рождается и в чем все погибает. Потому Фалес приходит к


мысли о том, что всё чувственно воспринимаемое обилие явлений ми-


ра является только методом существования чего-то 1-го – первовещества


либо субстанции, из которой построен весь мир. Для Фалеса таковой субстанци Глава 2. Очерки истории философии. 1 глава-


ей была вода.


Вопрос Фалеса о субстанции мира является прототипом постановки фило-


софской задачи. Его постановка означала рождение области “незапятнанного


мышления” (в противоположность практическому, обыденному сознанию,


направленному на решение прозаических, определенных задач), обращенного к


мирозданию в целом, к нескончаемому и нескончаемому. Так как Фалесом была


в первый раз заложена рационалистическая система устройства мира, то сейчас


все Глава 2. Очерки истории философии. 1 глава естественнонаучные искания стали протекать в рамках этого нового


представления о мире, врубались в эту систему, дополняя и уточняя ее. Тем


самым в первый раз в истории людской цивилизации были заложены базы


тесноватого союза меж абстрактным мышлением, другими словами меж занием о


мире в целом, и исследованиями, диктуемыми потребностями


практики. По другому говоря, были заложены Глава 2. Очерки истории философии. 1 глава базы для развития всех областей


четкого познания в рамках философии. С Фалеса и до Сократа “физика” (есте-


ствознание) и “метафизика” (философия) развиваются нераздельно, одними и


теми же любителями мудрости.


Фалес потому выступает не только лишь родоначальником древней фило-


софии, да и всей древней науки. Он стоит у истоков древнего метода Глава 2. Очерки истории философии. 1 глава на-


учных раздумий, который тяготеет к классификации добытых познаний, к


поиску общих закономерностей, объединяющих факты, к подтверждению эм-


пирически отысканных математических положений, имеющих общий харак-


тер.




Если Фалес только поставил вопрос о сути и первооснове Вселен-


ной, то Гераклит из Эфеса сделал целостное миропонимание, исходя из этой


новейшей предпосылки.


Субстанция Гераклита – огнь Глава 2. Очерки истории философии. 1 глава, потому что, по его воззрению, мир находится в


непрерывном процессе конфигурации, а из всех природных веществ более всего


способен к изменению огнь. Гераклит – один из создателей диалектики. Он


совсем избавил из Вселенной покой и неподвижность. Его принцип:


“Все течет, все изменяется”; он разрабатывает представление о мире как о веч Глава 2. Очерки истории философии. 1 глава-


ном круговороте веществ, как о “беличьем колесе” жизни. Если пифагорейцы


понимали мир как гармонию, единство противоположностей, то Гераклит


пошел далее, представив мир как борьбу противоположностей, их войну,


которая является и источником всеобщего конфигурации. Эта борьба не случай-


ность, а закон природы: “Все происходит через борьбу и по необходимости...


одно и то Глава 2. Очерки истории философии. 1 глава же в нас живое и мертвое, бодрствующее и спящее, юное и ста-


рое”.


Диалектика Гераклита стала как диалектика самого объекта, его не


занимала ни гармония сама по для себя, ни структура материи. Он показал, что


Вселенная живет по законам диалектики, но его диалектика еще не стала ме-


тодом зания. Последующим шагом должна была Глава 2. Очерки истории философии. 1 глава быть разработка системы


диалектических категорий, соответственной диалектике объекта, создание


диалектики как логики и способа зания. Значимый вклад тут при-


надлежит Зенону Элейскому, прославившемуся в истории мысли как создатель


апорий (затруднение мысли, недоумение, феномен, когда сталкиваются про-


тивоположные утверждения). В передаче Аристотеля апории смотрятся так.


1.
“Дихотомия” (деление на два): передвигающийся предмет Глава 2. Очерки истории философии. 1 глава должен


дойти до половины собственного пути до этого, чем он достигнет его конца. Потом, в


свою очередь, он должен пройти половину оставшейся половины, и так до


бесконечности: он будет приближаться к конечной точке, но так никогда ее и


не достигнет.


2.
“Стрела парящая”: парящая стрела занимает в пространстве тот


его отрезок, который равен ее длине, другими словами Глава 2. Очерки истории философии. 1 глава она лежит, ее движение со-


ставляет сумму состояний покоя.


3.
“Стадий”: имеется три протяженных тела, одно из их непод-


вижно. Два других движутся с равными скоростями навстречу друг дружке по


параллельным линиям. Относительно недвижного тела они движутся в два раза


медлительнее, чем относительно друг дружку. Выходит, что в одно и то Глава 2. Очерки истории философии. 1 глава же


время, проходя одно и то же расстояние, можно двигаться со скоростью Х и


2Х.


Этими апориями Зенон совсем не опровергает движение как чувственно-


данную действительность. Он ставит вопрос по другому: существует ли движение со-


гласно логической сути вещей? По другому говоря, он вскрыл трудности


проигрывания процесса движения в логике понятий, демонстрируя необходи Глава 2. Очерки истории философии. 1 глава-


мость постижения движения в его сути, которая может и не совпадать с


явлением.




Зенон поставил делему соответствия наших мыслей действительно-


сти. Его апории содержат, на самом деле, нехороший ответ. Диалектика признается


только для чувственной достоверности, а для мира понятий, который есть


суть чувственной достоверности, она исключается. У Зенона невозмож-


но соответствие мысли Глава 2. Очерки истории философии. 1 глава реальности: движение существует, но оно не


обладает истинностью, другими словами его не выразить в адекватной объекту системе


категорий, в виде закономерности. Ибо чувственный мир гибок, изменчив,


диалектичен, а наши понятия грубы, плоски, малоподвижны. Метафизич-


ность Зенона не в том, что он опровергает движение, а в том, что он “отгородил


существенное от явления непролазной Глава 2. Очерки истории философии. 1 глава пропастью. Он расставил противо-


положности у краев обрыва, в то время как на самом деле они переплетены, взаимно


пронизывают друг дружку”.


Древний атомизм обычно связывают с именами Демокрита и Левкип-


па, также Эпикура, но в античности числилось, что атомизм всходит чуток


ли не к дотроянским временам. Тут больший энтузиазм представляют три


фигуры Глава 2. Очерки истории философии. 1 глава.


Анаксимандр Милетский – ученик и последователь Фалеса. Его не удов-


летворяет идея Фалеса о воде как субстанции мира, ибо Фалес основывает-


ся на тривиальном, на том, что можно оглядеть и почувствовать. Принцип Фалеса не


выдерживает более суда разума: ведь можно поставить вопрос о том, что ле-


жит в базе самой воды Глава 2. Очерки истории философии. 1 глава; к тому же она исчезает, выкипая и испаряясь. Суб-


станция Анаксимандра – некоторая праматерия, некоторое невидимое глазу первове-


щество – Апейрон либо Безграничное. Апейрон находится в каждой вещи,


но вещи не сводятся к Апейрону. Апейрон объемлет все и находится в беско-


нечном движении, он бессмертен, непреходящ и вездесущ Глава 2. Очерки истории философии. 1 глава.


Позиция Анаксимандра неуязвима для критики. Её можно уточнять либо


отторгнуть, но нереально опровергнуть. По правде, какое бы вещест-


венное начало мы ни взяли за субстанцию, оно или вышло из некоего


другого начала, или ограничено кое-чем другим; не считая того, оно ограничено


во времени сроком собственной жизни. И только Безграничное – такое начало Глава 2. Очерки истории философии. 1 глава, ко-


торое не имеет ни начала, ни конца. Если Фалес первым вступил на путь фи-


лософского исследования, то Анаксимандр – творец первой в античности на-


турфилософской системы мироздания. У него мы находим попытку дать


строго рациональное и всеобъятное разъяснение происхождения и строе-


ния Вселенной на базе учения об апейроне. Он первым Глава 2. Очерки истории философии. 1 глава выдвинул догадку


не только лишь о бесконечности мироздания, да и о бесчисленности миров во Все-


ленной, которые закономерно появляются и погибают.


Анаксагор Афинский, взяв на вооружение идею Анаксимандра, ставит


вопрос о структуре материи. Он приходит к выводу, что основой основ мате-


риальной реальности являются мелкие “зерна”, “семечки” материи


– гомеомории, другими словами для себя подобные частички Глава 2. Очерки истории философии. 1 глава. Как и большая часть первых


натурфилософов, Анаксагор лицезреет мир диалектически изменчивым, все яв-


ляющееся преходящим. Но в этой всеобщей текучести есть некоторый “ра-


зумный” порядок: все вещи и процессы смертны, но они не исчезают бес-




следно, а преобразуются друг в друга. Как следует, в их базе лежит не Глава 2. Очерки истории философии. 1 глава-


что общее – гомеомерии.


Гомеомерии нескончаемо делимы, это нескончаемая совокупа беско-


нечностей, смесь из еще наименьших частиц, владеющих всеми вероятными


свойствами. Он выдвигает принцип “Все во всём” – какое бы вещество либо


часть его мы ни взяли для исследования, в ней содержится все нескончаемое


обилие нескончаемо малых частей; сама же по для себя вещь и велика Глава 2. Очерки истории философии. 1 глава, и


мала. Переведя это положение на язык современной физики, можно сказать,


что любая нескончаемо большая вещь подобна хоть какой нескончаемо малой ве-


щи, ибо состоит из числа тех же протонов, мезонов и пр. частиц, имеющих настолько же


нескончаемую, неисчерпаемую природу.


Последующий шаг в разработке модели атомной Вселенной сделал Демо-


крит из Глава 2. Очерки истории философии. 1 глава Абдер. Его атомы неразделимы, вечны, бессчетны; невидимы глазу и


потому постигаются только разумом; пребывают в непрерывном движении;


группируясь разным образом, они образуют все явления; имеют противо-


положностью пустоту. Пустота Демокрита не есть просто ничто. Она суще-


ствует так же как, атомы, но в отличие от их она Глава 2. Очерки истории философии. 1 глава безгранична, неоформле-


на, недвижна. Демокрит осознавал ее, наверняка, как максимально разрежен-


ную материю. Атомы же – максимально плотные и максимально малые сгустки


материи, они поэтому и неразделимы, что полностью плотны. Они – единствен-


ные тела, которые не заключают внутри себя пустоты. Другие же тела состоят из


атомов и пустоты.


В атомной вселенной Демокрита отсутствует Глава 2. Очерки истории философии. 1 глава всякий произвол и случай.


Тут нет места даже божественному вмешательству. Душа, мозг, божество -


все имеет атомную природу. Любая часть системы должна работать в задан-


ном режиме и темпе, не сбиваясь случайными обстоятельствами. “Свобода


поведения” деталей расстроила бы работу всего механизма. Происходит это


поэтому, что движение атомов заблаговременно “запрограммировано” необходимостью


– Ананкэ. Ананкэ правит Глава 2. Очерки истории философии. 1 глава всем миром. Все на свете совершается благодаря ка-


ким-то причинам, и если мы их не лицезреем, то просто не смогли их установить.


Ананкэ существует вечно, как сама Вселенная. Вселенная Демокрита, как будто


огромный автомат, заведенный от века и обреченный на функционирование


по раз и навечно данной программке. Человек в этом механизме со Глава 2. Очерки истории философии. 1 глава своими


духовными богатствами и рвениями только деталь, состоящая, как и все


другие части машины, из атомов, и действующая, как и вся машина,


по предопределению Ананкэ.


Древнеримский атомист Эпикур, которого философская традиция счита-


ет только эпигоном Демокрита, опровергает слепую необходимость, подавляю-


щую свободу воли человека. Жить по необходимости, по Эпикуру, это Глава 2. Очерки истории философии. 1 глава несча-


стье, но такая жизнь совсем не является нужной: пути к свободе всюду


открыты. Для обоснования этого тезиса Эпикур вводит случайное отклоне-


ние атомов, приписывая им некую неопределенность поведения.


Как соответствует современным физическим представлениям о


строении материи атомизм Демокрита и Эпикура в целом и какая линия ока-




залась исторически более многообещающей – линия Глава 2. Очерки истории философии. 1 глава Анаксатора либо Демокри-


та? Атомизм как философское учение – это вера в наличие “последних ос-


нов” мироздания – в виде ли “самых” простых частиц либо в виде окон-


чательной постижимости всех параметров атома в немногих математических


константах и теоремах.


При исследовании очень взаимодействующих частиц – адронов – вы-


яснилось, что “жизнь Глава 2. Очерки истории философии. 1 глава” адрона включена в существование целого семейства


адронов, в каком царствует “ядерная демократия”, потому что ни одна частичка не


занимает особенного, центрального положения. Число вероятных сочетаний,


структур, “степеней свободы” в семействах адронов нескончаемо. Потом физи-


ка распространила этот вывод на все простые частички. В известном


смысле можно сконструировать тезис, что “Всё”, другими словами любая элементар-


ная Глава 2. Очерки истории философии. 1 глава частичка, состоит из “Всего”, другими словами всех простых частиц (напри-


мер, протон и нейтрон своим существованием должны всем остальным час-


тицам). Но “Все из всего” – ядро концепции Анаксагора.


Современная физика подошла в собственном развитии к кризису идеи атомиз-


ма как такой, другими словами идеи о существовании неразделимых кирпичиков в Глава 2. Очерки истории философии. 1 глава фун-


даменте материи. Но это не значит, что она отыскала какую-то иную альтер-


нативу. Поиски ответа на вопрос Фалеса как устроено мироздание продол-


жаются.


В истории населения земли встречаются личности, которые некогда поя-


вившись, потом проходят через века, через смену эпох и поколений. К числу


таких “нескончаемых Глава 2. Очерки истории философии. 1 глава спутников” населения земли принадлежит Сократ.


Досократовская философия была натурфилософией, она не могла и не


желала учить жизнь человека. Досократики старались понять ход светил,


представить для себя форму Вселенной, выяснить вещество, из которого она состо-


ит. Для Сократа главный вопрос: “Кто я?” К чему зание Вселенной, если


остаешься в незнании о своей природе? 1-ые Глава 2. Очерки истории философии. 1 глава учителя Сократа в


искусстве мыслить – ремесленники: он восторгается строгостью правил, по-


зволяющих им создавать вещи. Но его завлекает другой материал. Сократ


желает изобрести технические приемы созидания красивых душ. Отсюда


его учение о том, что добродетель есть познание, что стоит человека обучить, и


он будет добродетельным.


Сократ стоит вроде бы на Глава 2. Очерки истории философии. 1 глава распутьи в развитии философской мысли Гре-


ции. Он отрешается изучить природу саму по для себя, как это делали на-


турфилософы, считая это делом фактически никчемным. Философ должен,


по его воззрению, учить человека и его дела, ибо такое познание позволит чело-


веку улучшать себя и управлять собой. Но, противопоставляя


себя натурфилософам, Сократ воспринял Глава 2. Очерки истории философии. 1 глава их диалектику, усовершенствовал


ее, доведя до степени искусства, и сделал ее средством исследования новейшей об-


ласти – людского мышления. “Узнай себя” – начальный пункт и кредо


сократической философии.


Своими вопросами он разрушал убеждения собеседника, так что в конце


беседы тот приходил к выводам, прямо обратным тому, с чего на-




чинал. В его сбивающих Глава 2. Очерки истории философии. 1 глава с толку речах ощущается уверенность человека, ко-


торый хотя и не имеет готового ответа на свои вопросы, но который знает, во


имя чего идет поиск, в каком направлении и как конкретно его нужно вести. Его


внутренняя уверенность исходила из убеждения в том, что полностью может быть


правильно осмыслить жизнь во всех Глава 2. Очерки истории философии. 1 глава ее проявлениях; он убежден, что во


всей пестроте актуальных переживаний и событий есть нечто, их объеди-


няющее, некоторый общий смысл, который может быть выражен единой мыслью,


понятием. Как следует, мудрость в том, чтоб в хаосе человечьих по-


ступков и мыслей, в разнообразных связях вещей созидать не только лишь изменчи-


вость, да Глава 2. Очерки истории философии. 1 глава и некоторую устойчивость, единое Бытие. Но эта устойчивость – не


мертвая неподвижность, и не нагая очевидность эмпирического (опытнейшего)


факта, а их противоположность. Подвести собеседника к этой мысли нельзя,


не разрушив его обыденных представлений, чего Сократ и добивался с по-


мощью собственной иронической диалектики. Скрываясь за фразой: “Я знаю только


то, что Глава 2. Очерки истории философии. 1 глава ничего не знаю”, – он считал, что то, что считается мудростью у


обывателей, на самом деле есть неведение сути явления. Мудрость же в том,


чтоб знать границу собственного познания.


В течение 30 лет он ведет свои беседы, срывая маску с глупости: так он


соображает свое призвание быть гражданином – делать собственных граждан луч-


ше Глава 2. Очерки истории философии. 1 глава. Он произнесет на суде: "Я возлагал надежды, что вы станете различать главное: стыд-


но хлопотать о выгоде и почестях, а о разуме и душе забывать". Он не уго-


варивает и не пробует разжалобить афинян, он защищает смысл собственного при-


звания быть философом-гражданином, единственной заботой которого явля-


ется, как писал Глава 2. Очерки истории философии. 1 глава Платон, выяснение того, как обстоит дело с действительно-


стью.


Сократ желает подвести собственный люд к пониманию того, что есть добро и


что – зло, и к свободному, великодушному выбору меж ними. Он желает ос-


вободить его от рабского подчинения готовым воззрениям, чтоб сделать его


свободным служителем одной только правды. Он желает извлечь его из Глава 2. Очерки истории философии. 1 глава младенче-


ского состояния разума, когда мысли и деяния обоснованы подражанием


и принуждением, и перевоплотить его в люд, способный действовать уместно и


выбирать путь добродетели не из ужаса пред законом либо властью (либо бо-


гами), но из твердого познания того, что счастье и делание добра – одно и то


же.


Сократ выявил Глава 2. Очерки истории философии. 1 глава резкое несоответствие выдвинутого им и продемонстри-


рованного на своем примере масштаба нравственных требований к че-


ловеку, общему уровню морального состояния афинского общества в пору


кризиса рабовладельческой демократии. Так как он сам был “олицетво-


ренной философией” (К. Маркс), другими словами воплощением единства философско-


го стиля жизни и мышления, то для него Глава 2. Очерки истории философии. 1 глава вопрос “Быть либо не быть?” ре-


шался без колебаний. Сократ “забежал” далековато вперед собственного времени, пред-


ложив таковой потолок нравственного существования, который был неведом и


непосилен его современникам. В этом его катастрофа.




Ученик Сократа Платон – философ понятий. Он первым из мыслителей


понял роль понятия как абстракции и открыл понятийную природу мышле-


ния, хорошую Глава 2. Очерки истории философии. 1 глава от чувственного восприятия. На пути установления противо-


положности понятийного мышления как сферы безупречного и чувственной


реальности как сферы вещественного и выяснения их противоречивого


единства Платон склонялся к абсолютизированию безупречного, утверждая его


первичность перед миром вещей. Обосновывая первичность мира мыслях, Пла-


тон исходил из 2-ух положений: 1) вещь смертна, ее можно Глава 2. Очерки истории философии. 1 глава убить, но


мысль, понятие вещи неуничтожимо; 2) задаваясь вопросом, чем, к примеру,


камень отличается от воды, Платон отвечал: не материей, ибо оба эти явле-


ния вещественны, но своим особенным смыслом, а смысл явления образует по-


нятие.


Что все-таки такое мысль Платона? Во-1-х, это абстрактная суть вещи,


изолированная от самой вещи и Глава 2. Очерки истории философии. 1 глава обитающая кое-где в небесных либо “занебес-


ных” областях. Во-2-х, мысль – это неразделимая целостность и общность.


К примеру, доски, кирпичи, известка, металлы, стекло, взятые сами по для себя,


остаются сами собой и никакое их механическое соединение не делает неко-


ей целостности. Но построенный из их дом есть уже Глава 2. Очерки истории философии. 1 глава такая целостность,


которая представляет собой новое качество в сопоставлении с теми частями и ма-


териалами, из которых дом практически состоит. В-3-х, мысль вещи есть


смысловая модель, либо порождающая модель вещи.


Обоснованием беспристрастного идеализма Платона является факт господ-


ства общества над отдельным человеком. Исторически, до рождения каждого


человека развивается Глава 2. Очерки истории философии. 1 глава культура общества в виде всеобщих норм, которые оп-


ределяют деятельность человека в хоть какой сфере, его поведение и мышление.


С ограничениями, диктуемыми этими нормами (нормами бытовой культуры,


права, морали, грамматики и т. п.), каждый обязан с юношества считаться как


с кое-чем независящим от его капризов и воли, другими словами как с Глава 2. Очерки истории философии. 1 глава кое-чем объектив-


ным. Это особенная объективность, хорошая от объективности природы, объек-


тивность, навязываемая нам публичным сознанием. Платон осознавал, что


когда человек понимает некий факт, то он пользуется некой всеобщей


точкой зрения на данный факт при его словесном выражении; не считая того, он


выражает эту точку зрения словами и понятиями, сделанными и существую Глава 2. Очерки истории философии. 1 глава-


щими до него. В конце концов, в реальной жизни человек обращается с вещью так,


как просит её понятие, другими словами выраженная в сознании не природная, а соци-


альная роль и предназначение данной вещи.


Социально-историческая природа философии Платона определяется пе-


риодом разложения греческого рабовладельческого полиса намедни маке-


донского завоевания Глава 2. Очерки истории философии. 1 глава. Желая противопоставить современный ему полисный


разрушение какой-либо более жесткой социально-политической системе, Платон


идеализирует старый египетский жреческо-кастовый строй. Он строит свою


философскую утопию безупречного муниципального устройства как подра-


жание древнему общинно-родовому строю.




В его “Государстве” на первом плане не индивид, а только община.


1-ые два сословия в “Государстве” – философы Глава 2. Очерки истории философии. 1 глава и вояки – лишены всякой,


не только лишь личной, да и личной принадлежности. Но третье сословие обла-


дает у него правом и личной, и личной принадлежности, но это у него только


вещественная база общества. Само же общество бесчеловечно исключает


всякую персональную инициативу, в какой бы области она ни мыслилась,


так что даже Глава 2. Очерки истории философии. 1 глава супруги и детки у всех тут должны быть только общие.


Все же Платон смог учитывать и современное для него социально-


экономическое развитие. Третье сословие в “Государстве” – это, в сути,


государственное крепостничество. Платон много гласит о разделении труда


в этом сословии и о серьезной профессионализации производства. Работающие


тут обязаны иметь в виду Глава 2. Очерки истории философии. 1 глава не только лишь муниципальные, да и свои личные ин-


тересы. Для этого им следует создавать еще больше, чем это необходимо


для страны. Они могут продавать собственный продукт на рынке и брать не-


обходимое себе. Допускается не только лишь обычный обмен, да и продажа за


средства, зачем нужна чеканка монеты. Это сословие Глава 2. Очерки истории философии. 1 глава занимается тор-


говлей и с зарубежными государствами. Ему разрешается личное накопле-


ние, хотя не должно быть людей очень богатых либо очень бедных. Та-


ким образом, “Правительство” Платона – это не система рабовладения, по-


скольку и правителям-философам, и воякам запрещена личная собствен-


ность, в том числе и рабовладельческая. Это Глава 2. Очерки истории философии. 1 глава идеализированное государст-


венное крепостничество с очень широкими правами для крепостных вплоть


до их свободной экономической конкуренции в области производства, тор-


говли, валютного скопления.


Платоновский мир мыслях, который создавался как высший эталон, как


наибольшее совершенство, оказался абстрактным, лишенным личных


глубин и динамизма. Вышло это поэтому, что в собственной потребности соз-


glava-2-obekt-i-predmet-sociologii-obshij-kurs-redaktori-o-f-fedosova-g-l-stolnikom-hud-redaktor-i-g.html
glava-2-obekti-zhilishnih-prav-zhilishnij-fond.html
glava-2-obraz-poleta-psihicheskij-obraz-v-professionalnoj-deyatelnosti-letchika.html